Не в фокусе. ГМК Казахстана выпал из поля зрения мировых игроков

На международной горнорудной конференции PDAC, проходившей в Торонто в начале марта, был только один стенд, имеющий прямое отношение к Казахстану – «Тау-Кен Самрук»

Однако интереса к презентациям стран бывшего СССР не было. По мнению участников рынка, это связано с общемировым кризисом в отрасли и снижением объемов инвестиций. Поэтому Казахстан находится в жесткой борьбе юрисдикций за привлечение к себе внимания инвесторов.

 

Если не учитывать таких международных корпораций, как Cameco и RioTinto, только одна компания, ведущая горнорудный бизнес в Казахстане, – государственная «Тау-Кен Самрук» – участвовала в выставке на крупнейшей международной конференции PDAC в начале марта нынешнего года. Для сравнения – на прошлогодней выставке их было три: кроме «Тау-Кен Самрука», участвовали британская Orsu Metals и канадская Alhambra Resources.

 

Впрочем, представители «Казгеологии», а также комитета геологии Министерства инвестиций и новых технологий выступили на Евразийской горнорудной конференции (Eurasia mining conference), организованной ассоциацией CERBA (Canada Eurasia Business Association). «Казахстан уделяет большое внимание развитию геологической отрасли страны и привлечению иностранных инвесторов. В этой связи принимаются значительные меры, а именно – упрощение законодательства в сфере недропользования, увеличение бюджетного финансирования в сфере геологического изучения недр, обеспечение доступа к геологической информации», – рассказал зампредседателя «Казгеологии» Кадыржан Каулдашев. Затем он рассказал о видах предоставления прав недропользования: государственное изучение недр и получение контрактов на разведку, добычу или совмещенную разведку и добычу. Он также напомнил, что право недропользования можно получить, победив в конкурсе или тендере или участвуя в прямых переговорах с госструктурой.

 

Г-н Каулдашев заявил, что компании–партнеры «Казгеологии» – RioTinto, Iluca Resources и KORES – уже получили контракты на недропользование и уже в нынешнем году начнут полевые работы.

 

Впрочем, сами представители отрасли не разделяют оптимизма казахстанских чиновников, считая существующий механизм геологоразведки и последующего недропользования  спорным.

«Государственное изучение недр – опасный механизм. Сначала компания на собственные деньги должна провести геологоразведку (причем ее еще и штрафуют за невыполнение тех или иных пунктов рабочей программы), потом отдать всю полученную информацию государству, а если она что-то найдет, то государство объявляет конкурс, в котором компания, проводившая разведку, идет на общих основаниях. Мы решили, что схема с таким подвохом нам невыгодна», – рассказал Kursiv.kz один из представителей в отрасли на условиях анонимности.

 

Вероятность появления новых успешных примеров, судя по интересу к казахстанским презентациям, крайне невысока. На Евразийскую горнорудную конференцию пришли, главным образом, сами докладчики из Казахстана, России, Украины, Армении и Узбекистана, представители посольств и торговых ведомств этих стран, работающих в Канаде, и экс-советские сотрудники канадских компаний, которые пришли встретиться с друзьями и коллегами по старой памяти. В лучшем случае, были представители компаний, уже работающих в Казахстане, России и других странах, сделавших свои презентации. Но исчезающе маловероятно, что они станут инвесторами в горнорудные проекты, которых ищет «Казгеология» и комитет геологии. «Я сюда пришел поинтересоваться общими тенденциями в бизнес-климате», – подтвердил глава Scania Mining Бьерн Винблад.

 

Причин для такого низкого интереса две. Первая – общее снижение инвестиционной привлекательности отрасли и связанное с этим усыхание возможностей найти финансирование для проектов. Об этом, в частности, свидетельствует снижение количества участников PDAC на 6% по сравнению с прошлым годом. Прошлый год также показал снижение (на 16-17%) по сравнению с 2013-м. В целом за последние два года снижение составило 12%. Ранее в течение 12 лет наблюдался рост в среднем на 13% в год с пиком в 2012–2013 годах. «Изменение в количестве участников точно коррелирует с изменениями в затратах на геологоразведку», – отметили в инвесткомпании Canaccord Genuity.

 

«Горнорудные компании ответили на плохие рыночные условия резким сокращением геологоразведочной деятельности. Результатом стало 26%-ное сокращение разведочных бюджетов в сегменте цветных металлов по всему миру в 2014 году, по сравнению с предыдущим годом», – отметили в спецвыпуске World Exploration Trends-2015 эксперты аналитической компании SNL Metals&Mining. По подсчетам компании, общий бюджет на геологоразведку цветных металлов в 2014 году составил лишь $11,4 млрд по сравнению с $15,2 млрд в 2013 году и рекордными $21,5 млрд в 2012 году.

 

«В сложных условиях страны становятся конкурентами за интерес инвесторов к своим юрисдикциям, и должны прилагать усилия, чтобы привлечь их», – отметил гендиректор российского отделения Kinross Gold Лу Наумовски.

 

Главное конкурентное преимущество страны при привлечении инве сторов – понятная, стабильная и выгодная нормативная база. И ее отсутствие – вторая ключевая причина, которая отпугивает инвесторов от Казахстана. «Казахстану необходимы законы, Казахстану необходимо их выполнение, Казахстану необходима правовая инфраструктура. Кроме того, инвестициям в Казахстан мешает языковой барьер», – заявил бывший старший вице-президент Торонтовской фондовой биржи (TSX) Роберт Фотерингэм.

 

Пока же состояние нормативной базы РК, регулирующей правовые отношения в горнорудной сфере, сложно назвать не только привлекательным, но даже удовлетворительным. Так, согласно поправкам в закон «О недрах и недропользовании», тот, кто первым подаст заявку на предоставление прав недропользования, получит их только в том случае, если другие заявки не поступят на этот объект в течение пяти дней – нонсенс в мировой горнорудной практике. Резкую критику недропользователей вызвал также Кодекс о недрах, который, предположительно, должен быть принят в 2016 году.

 
Автор: Ирина ДОРОХОВА
Курсив

Прочитано 2383 раз