В ожидании новых рудников. Как низкие цены на полиметаллы давят на рынок
В условиях низких цен на базовые металлы горнорудные компании и инвесторы в них заинтересованы в том, чтобы по возможности точно представлять фундаментальные факторы, определяющие движения цены

На горнорудной конференции PDAC, проходившей в Торонто в начале марта 2015 г., эксперты крупнейших компаний представили свой анализ событий и тенденций и назвали цены на базовые металлы, которые, по их мнению, сложатся в перспективе до 2020 года

 

Цинк

 

По мнению представителя Wood Mackenzie Джонатана Ленга, прежде всего необходимо обращать внимание на индикаторы производства в Китае. Ожидается, что рост потребления в Китае составит в среднем 6% ежегодно к 2020 году. Что же касается других стран, то слабый рост потребления в Европе и Японии уравновешивается более сильными показателями в США. По всему миру рост потребления цинка к 2020 году составит примерно 4,1% в год. В абсолютных цифрах – это примерно 630 тыс. тонн в год. Этот здоровый рост связан со стартом значительного количества проектов.

 

В 2013 году закрылось месторождения Perseverаnce в Канаде. В этом году будут закрыты месторождения Century и Lisheen, это произойдет во второй половине года. В 2017 закроются еще ряд месторождений, в частности, Scorpion. Прямой результат происходящего – это разрыв между спросом и предложением. «Это нормально – иметь разрыв между спросом и предложением, он всегда закрывается либо благодаря тому, что спрос догоняет предложение, либо спрос падает, и достигает одного уровня с предложением. Сегодня ситуация другая, потому что этот разрыв больше, чем это нормально бывает. Некоторые рыночные аналитики в последнее время говорят, что так было не раз. В некотором смысле это правда, однако суть здесь в том, что цены снизили спрос, и история зашла несколько дальше», – отметил Джонатан Ленг.

 

По его словам, произошел некоторый прирост запасов в результате доразведки. Закрытие Century и Lisheen в этом году было уравновешено расширением производства, расширением существующих месторождений и новых проектов. Однако роста производства на месторождениях будет недостаточно к 2020 году. Требуется 17,6 млн тонн по всему миру, и это требует производства 3,9 млн тонн в год на месторождениях. Это требует производства дополнительных 690 тыс. тонн в год до 2020 года. Что снова приводит нас к размеру денежных операций. В 2006 году отрасль в целом стремилась к скромным доходам. Это обеспечивало умеренные траты на разведку и нежелание инвестировать в цинковые месторождения. Такое положение обусловило продолжительный период разработки месторождения – около 15 лет от открытия до разведки. Это будет влиять на количество месторождений в следующие несколько лет.

 

Главные месторождения тогда произвели 1,2 млн тонн цинка всего в течение трех лет, и это происходило в атмосфере низких цен. Сегодня у нас несколько крупных месторождений, выполняющих большие проекты.

 

«Что же касается остальных возможных проектов, их возможности по финансированию ограничены, особенно сейчас, в условиях низких цен на цинк. Нужно, чтобы цены выросли, чтобы увеличить интерес инвесторов. Заключается ли проблема в нехватке проектов? Простой ответ: нет. Проблема лежит в стадии разработки, и заключается в качестве этих проектов. Мы отобрали 30 возможных проектов, которые можно разработать в ближайшие пять лет, плюс дополнительные проекты в Китае. Кроме того, есть более 500 вероятных проектов, которые находятся на стадии разработки. Однако без данных о запасах в открытом доступе довольно трудно судить о статусе и размере китайских проектов», – пояснил Джонатан Ленг.

 

После Китая идет Россия с около 41 млн тонн запасов цинка. Далее – Канада с шестью возможными проектами, 116 вероятными проектами и 40 млн тонн запасов цинка. В Канаде производство цинка поддерживает правительство, однако в последние несколько лет возникали проблемы с охраной окружающей среды. Получение разрешения теперь занимает от четырех до шести лет вместо двух-трех лет десять лет назад. Это, возможно, повлечет за собой увеличение времени, необходимого для развития проектов.

 

Для того чтобы сбалансировать рынок, требуется около 3,9 млн тонн ежегодного производства к 2020 году. По оценкам Wood Mackenzie, 1,9 млн тонн можно получить из Китая, и около 2 млн тонн – из других стран. Ежегодный рост производства цинка в Китае в среднем составлял примерно 360 тыс. тонн в год в последние пять лет. Прогноз компании – рост до 375 тыс. тонн до конца этого десятилетия. Драйвером этого роста станут высокие цены и высокий внутренний спрос. Таким образом, это будет достижимо. В остальных странах в среднем 385 тысяч тонн в год после 2020 года. Это – более сложно достижимая цель, учитывая варьирующиеся объемы производства, наблюдаемые нами в течение последних лет. «Мы подсчитали, что предпроизводственные затраты, необходимые для разработки возможных проектов, составят около $8,4 млрд.

 

Чтобы говорить о будущих проектах, необходимо вспомнить о недавней истории. В целом 113 новых месторождений с 1998 по 2013 год производили около 30 тыс. тонн цинка ежегодно. Century было крупнейшим месторождением. Без китайских месторождений средний показатель по миру составляет 40 тыс. тонн в год.

 

Что касается базовых месторождений, откроется ряд проектов в 2015 и 2016 годах затем в 2017 году Dugald River, и затем более крупный проект Gamsberg в 2018 году. Предположим, что запуск этих возможных проектов пройдет успешно. Тогда они принесут около 700 тыс.тонн концентрата цинка к концу десятилетия. Однако нам нужно больше. Если посмотреть на эти возможные проекты, они находятся на стадии завершения feasibility study, и им еще нужно обеспечить финансирование, получить разрешения. Перед нами 30 месторождений с возможным объемом производства 85 тыс. тонн концентрата цинка в год», – представил картину Джонатан Ленг.

 

Если все эти проекты будут начаты вовремя, они могут производить около 2,2 млн. тонн цинка в год к 2020 году. Однако у многих из этих проектов есть технические сложности. Они могут отсрочить начало производства. Объем производства в 2,85 млн тонн цинка в год генерирует минимальный доход в 10% до налогов при цене 130 центов за фунт ($2860 за тонну).

 

На сегодня недостаточно проектов на последних стадиях разработки, чтобы удовлетворить спрос. Это – хороший индикатор того, что необходимо значительно поднять цены по мере приближения 2020 года, чтобы удовлетворить требования по новому производству. Следует также рассмотреть капитальные затраты, и, что более важно, инфляцию капитальных расходов в течение следующих нескольких лет. По сравнению со значительными капитальными расходами в 2006 и 2007 году, в последние годы объем капитальных расходов при разработке цинковых месторождений значительно снизился и укладывается в однозначные цифры. Однако он все еще значительно выше текущего уровня инфляции, который составляет 3.8%. Потенциал ослабления инфляции стоимости в последние годы в разных странах снижается, снижается и спрос на услуги сервисных компаний и оборудование. Мы ожидаем, что в результате этого вырастет спрос и будет ограничено предложение. Это создаст условия для резкого роста цен на цинк до 3600 долларов за тонну, или около 162 центов за фунт и приведет к пику цен. Цена составит $4 тыс. за тонну, или 184 центов за фунт. Исторически на рынок всегда был затоварен, однако в ближайшем будущем мы будем наблюдать сбалансированный рынок с последующим дефицитом. Это приведет к долгосрочной цене примерно $2800 за тонну, или 130 центов за фунт.

 

Медь

 

Как сообщил Майкл Шварц из Teck, падение нефтяных цен на 45–55% потянули за собой многие индексы. Большинство индексов на 70% измеряются нефтью, поэтому, когда они снизились, 7, 8,10%-ная доля цинка и меди снизилась вместе с ними. Таким образом, наряду с 55%-ным падением цен на нефть наблюдалось падение цен на медь на 26%, и на цинк – на 13%. Что касается предложения, запасы цинка снижаются, а запасы меди в принципе остались на прошлогоднем уровне.

 

«Давайте поговорим о меди. Я не собираюсь критиковать способности Wood Mackenzie к прогнозу, дело не столько в них, сколько в отрасли, которая не всегда в состоянии производить столько, сколько обещает», – предложил Майкл Шварц. В 2012–2013 годах компания предсказывала профицит в 700 тыс. тонн на 2014 год. Когда год закончился, наблюдался сбалансированный рынок. Wood Mackenzie до сих пор показывает профицит в 300 тыс. тонн, мы показываем сбалансированный рынок с возможностью дефицита. То же самое касается 2015 года. Если вернуться к их ежемесячному прогнозу год назад, они предсказывали профицит в 700 тысяч тонн на этот год. Уже в третьем-четвертом кварталах прошлого года и в первом квартале этого года объемы производства значительно снизились.

 

«Мы говорили об этих вещах, о сигналах перебоя поставок, мы говорили об этом в течение нескольких лет. Мы имеем дело с более труднодоступными месторождениями, с более крупными месторождениями, их результаты труднее прогнозировать. В течение последних 10 лет мы наблюдали перебои в размере 6, 8, 9%. Это – месторождения, удар по которым был наиболее значительным. У нас 6%-ные перебои уже в первые два месяца этого года. Скорее всего, с течением времени мы будем наблюдать еще большие перебои», – отметил Майкл Шварц. При добыче на труднодоступных месторождениях увеличение объема добычи занимает больше времени. И в то же время, компании пытаются снизить издержки. Но при снижении издержек достигается определенная точка, после которой компания терпит неудачу. Но когда это случится – не вполне понятно. Издержки снижаются на протяжении последних трех лет.

 

В последние два года наблюдался хороший рост горнорудного производства. Но в течение восьми лет – с 2004 по 2012 – роста производства меди не наблюдалось. В течение последних пяти лет открывались новые месторождения, но, в то же время, старые месторождения закрывались, было много месторождений с низким содержанием металла. Добавить сюда сбои в производстве – и получится, что, по сути, не будет роста горнорудного производства до 2020 года. «И мы не тратим денег на то, чтобы изменить положение вещей. Что касается металлургических комбинатов, они, наоборот, наращивают мощность как ненормальные. Мы наблюдаем наращивание мощностей в Китае, и мы также наблюдаем создание законодательных условий для наращивания мощностей в других странах, например, Индонезии. Можно ожидать роста мощностей в Индии в течение следующих нескольких лет. Это может оказать давление на стоимость обогащения и аффинажа (TC/RC) в будущем», – пояснил эксперт.

 

В данный момент происходит развитие двухуровневого рынка на рынке концентрата. То есть можно ожидать более строгого наказания ценой за вредные элементы. Напротив, концентраты лучшего качества будут диктовать запредельный премиум на рынке.

 

Все большие объемы на рынке концентратов используют китайцы. В Китае наращивают мощности по аффинажу. Скорее всего, Китай снизит импорт руды, но увеличит импорт медного концентрата. Это происходит в течение продолжительного времени, и вероятно, что этот тренд продолжится. Недавняя статистика показывает, что импорт меди Китаем снизился на 18% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако если посмотреть на объемы импорта концентрата и сравнить их с данными за январь 2013 года, то они возросли примерно на 24%. Вероятно, объемы импорта концентрата будут продолжать расти.

 

Спрос на медь в развивающихся странах будет расти. Несмотря на утверждения, что зреет «пузырь» недвижимости, в Китае налицо хороший спрос на медь. Мы также видим, что спрос начинает расти в Штатах и Европе. В Китае все еще большие средства тратятся на инфраструктуру. В Индии также недавно объявили, что собираются вложить значительный объем средств в строительство железных дорог.

 

«Аналитики обычно концентрируются на темпах роста. Это хорошо смотрится в их моделях. «Темпы роста Китая падают...Оо, в следующем году рост составит всего 6%». Что ж, 6% сегодня отличаются от 6% десять лет назад. Таким образом, у нас более низкие показатели роста Китая в будущем – с 5 до 2,5% роста. И вот как это выглядит: 500 новых тыс. тонн меди Китаю требуется каждый год. Это – целевой индикатор на каждый год. Нельзя забывать и о запасах. В Китае на складах хранится около 2 млн. тонн меди. SRV хранит, возможно, 750 тыс. тонн. Однако если не считать SRV, запасы оставались на том же уровне – примерно 1 млн тонн – в течение последних пяти лет. Они колеблются, но особенно не меняются. Это – запасы, которые необходимы для функционирования экономики», – пояснил Майкл Шварц.

 

По оценкам эксперта, по всему миру необходимо около 680 тыс. тонн меди для того, чтобы удовлетворить уровень роста в 2,5–2,7% до 2020 года. Начиная с 2016 года, горнорудное производство по всему миру будет снижаться со скоростью 280 тыс. тонн в год. Таким образом, к 2017 году рынок будет очень маленьким. К 2018 году нам понадобится больше проектов. Но медные проекты требуют много времени на разработку. Поэтому без инвестиций в них сейчас, они не появятся к 2018 году. Таковы прогнозы на следующий год. В целом, горнорудное производство продолжает пересматриваться с тенденцией к снижению, и нет оснований предполагать, что она изменится.

 

Автор: Ирина ДОРОХОВА, Динара БЕКМАГАМБЕТОВА

Курсив

Прочитано 3764 раз