Николай Радостовец: Экспортные возможности горно-металлургического комплекса необходимо сочетать с многовекторной политикой
У индустриального обновления экономики есть реальный прорывной план, и одну из ключевых ролей в его претворении в жизнь призван сыграть горно-металлургический комплекс страны. Уже сегодня в рамках ГП ФИИР реализуются 26 инновационных проектов ГМК общей стоимостью 1,6 трлн. тенге с потенциалом создания 12 тыс. рабочих мест. На Карте же индустриализации Казахстана всего за 9 месяцев текущего года горняки и металлурги обозначили 15 производственных «точек». Глава государства поставил перед отраслью задачу: к 2015-му удвоить экспорт продукции и увеличить валовую добавленную стоимость на 107%. Выпуск первичного алюминия должен вырасти в 4 раза, золота – в 2, меди – в 1,4. Республика станет производить до 6 млн. тонн стали в год! Естественно, столь показательные «установки» требуют не только выполнения обязательств от горнорудных компаний, но и серьезной поддержки Правительства, акиматов, а также скоординированных действий всех сторон. О том, как происходит это согласование и достигаются высокие переделы, в интервью корреспонденту «КП» рассказал исполнительный директор Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец.
– Горнодобывающая отрасль тяжело переживала минувший кризис. И тем не менее за считанные месяцы, несмотря на существовавшую ситуацию на товарных рынках, ей удалось выйти на докризисные объемы производства. При этом удалось избежать и массовых увольнений. Что помогло больше: запас прочности или новые инициативы?
– В первую очередь помогла поддержка Правительства, и не только «моральная»: через ФНБ «Самрук-Казына» продолжалось финансирование крупных проектов. Во многом благодаря этому компании не отвлекали средства, не сокращали штат и не сворачивали стройки. Конечно же, им пришлось изменить сам подход к управлению: во главу угла была поставлена экономия и бережливость. К примеру, в ENRC и «Казах­мысе» на 25% были урезаны расходы на запасы товарно-материальных ценностей...
Кабмину следует сказать спасибо и за «зеленый коридор», по которому в условиях кризиса достаточно эффективно шел возврат НДС экспортерам. Последним не приходилось, как в прежние годы, когда из-за процедурных элементов «в пути» застревали сотни миллионов долларов и оборотные средства просто-напросто вымывались, обращаться за кредитами.
Еще один важный аспект – надежное «основание» социального партнерства в круге «Правительство – акиматы – предприятия – профсоюзы»: здесь заключались меморандумы «о неувольнении», причем все взятые обязательства взаимно выполнялись. Сотрудников основного производства, которое свернулось из-за снижения спроса на продукцию, занимали на других участках, переобучали... Безусловно, свою роль сыграло и то, что налоговый режим оказался адекватен ситуации. Скажем честно, нед­ропользователи боялись, что с внедрением новой фискальной политики в их отношении и в частности налога на добычу полезных ископаемых, общая нагрузка скажется на конкурентоспособности производств. Однако дальновидным решением одновременно с вводом НДПИ было произведено серьезное послабление по корпоративному подоходному налогу и НДС. К тому же при обсуждении вопроса об обложении продукции горнорудного сектора экспортной таможенной пошлиной чаша весов все-таки склонилась в пользу отрасли. В обратном случае можно было бы ожидать оттока инвестиций из страны, изъятия из оборота денег, направляемых на развитие предприятий.
Рука помощи, своевременно протянутая нам Президентом и Правительством, в итоге и стала тем рычагом, который поднял ГМК на новый уровень, позволил выйти из кризиса, избежать его последствий и занять достойное место в Государственной программе форсированного индустриально-инновационного развития. Так, нынче не только нефтянка, но и горнорудные компании обеспечивают большую часть налоговых поступлений в бюджет республики.
– В рамках ФИИР была принята программа развития ГМК, и отраслевые эксперты принимали непосредственное участие в ее разработке. Правительство объявило о политике прозрачности и сотрудничестве с бизнесом при обсуждении всех государственных решений, на него влияющих. Удается ли в действительности отстаивать интересы предприятий на этом уровне и продвигать собственные инициативы?
– Этот процесс стал намного проще. Наше участие в различных рабочих группах, комиссиях, открытых обсуждениях документов приводит к тому, что планы не просто утверждаются «для галочки» – они по-новому осмысливаются. И пусть не все предложения недропользователей «проходят», по крайней мере они всесторонне рассматриваются. Я констатирую, что предпринимателей не просто слушают в Правительстве: к ним прислушиваются. Мне лично импонирует партнерское отношение к инвесторам.
Что же касается конкретной отраслевой программы, то под ней «подписались», а значит, заинтересованы в эффективной реализации фактически все предприятия сектора. И теперь каждый месяц в Министерстве индустрии и новых технологий, курирующем эту работу, проходит «разбор полетов» ведомств, ответственных за ее участки. Мы поддерживаем инициативу создания и управляющего центра по ФИИР, на который возложены функции по координации.
...Кроме того, готовятся программы развития минерально-сырьевой базы, подготовки высококвалифицированного персонала, одобрен инновационно-модернизационный план. То есть налицо системный подход, который поможет в наращивании переработки продукции более высоких переделов.
– Некоторые горнодобывающие компании уже становятся настоящими металлургическими гигантами. Какие проекты из осуществляемых ими, на ваш взгляд, наиболее перспективны с точки зрения новой индустриализации?
– Без сомнения, в ряду первых – «Казцинк» и его медь. Один из крупнейших прорывных проектов в области металлургии – металлопрокатный завод АО «ССГПО». Этим предприятием сделан реальный шаг от добывающей промышленности к металлургическому производству.
Гордость отрасли – первый Казахстанский электролизный завод по выпуску алюминия, построенный ENRC в Павлодаре. Как отметил на церемонии его открытия Президент Нурсултан Назарбаев, КЭЗ стал просто воплощением мечты. Мощный и высокотехнологичный, сегодня он активно внедряет европейские стандарты экологически чистого производства.
Таким образом, Казахстан вышел на международный рынок с продукцией третьей стадии передела: металлозаготовками и слитками из алюминия. Здесь есть все предпосылки для организации целого кластера, и мы ожидаем создания свободной экономической зоны, где на базе небольших предприятий можно осуществлять выпуск алюминиевых оконных проемов, запчастей для самолетов и так далее. Проекты должны быть адаптированы к рынку и к конкуренции, дабы заместить тот переработанный металл, который сейчас завозится. И нужны усилия Правительства, чтобы «подтянуть» туда льготы, которые, в свою очередь, «подтянут» за собой малый и средний бизнес. Именно поэтому нужно обратить повышенное внимание на грядущий Закон «О СЭЗ» и разъяснительную работу: населению предстоит понять, что заниматься перепродажами больше не выгодно, надо переходить в реальное предпринимательство.
Все проекты ГМК новой индустриализации отвечают международным требованиям охраны труда и окружающей среды. Мы уверены в том, что успешная реализация программы не только даст Казахстану новую конкурентоспособную на мировом рынке продукцию, но и сделает работу горняков и металлургов высокопроизводительной и безопасной.
Хочу особо отметить, что уже сегодня наши предприя­тия – казахстанские бренды, и их количество будет расти. Так, «Казхром» – крупнейший в мире производитель ферросплавов по содержанию хрома, «Казатомпром» – лидер в урановой отрасли. Евразийская корпорация природных ресурсов на Лондонской бирже вошла в индекс «ftse 100» самых крупных на планете. Это ниши, которые не просто так освободились: к таким результатам мы стремились долгие годы.
– Тем временем рассчитанную на последующие пять лет отраслевую программу называют «достаточно амбициозной». В чем именно состоят эти амбиции? И как их реализовать?
– Такая компания, как ENRC, вложит в индустриализацию 5,3 миллиарда долларов инвестиций, «Казахмыс» – около 5, «Арселор Миттал Казахстан» – 4, «Казцинк» – 2,2. Разве это не амбициозные планы?
На эти деньги будет закуплено оборудование, появятся новые рабочие места, ремонт­ные службы. Естественно, новые производства не могут нормально функционировать без сопут­ствующей инфраструктуры – энергетической, транспортной, социальной... И это не просто вклады на перспективу, а осознанный выбор индустриально-инновационного скачка во всей экономике. Городами-локомотивами роста призваны стать Павлодар, Актобе, Рудный, Жезказган, Усть-Каменогорск. Именно там сосредоточится все рабочее «движение», и туда должны быть устремлены взгляды молодых специалистов, которые хотят сделать настоящую карьеру.
К слову, в марте будущего года запланирован очередной съезд работников отрасли, где будут подведены первые итоги осуществления программы развития ГМК, продемонстрированы ключевые проекты. Надо отметить, что сама профессия металлурга «диверсифицируется»: романтика тяжелой «службы» в мартеновских цехах уступает место полностью автоматизированным процессам и высококвалифицированным инженерам, следящим за ними с помощью компьютеров. Конечно же, мы хотим показать Главе государства, который сам начинал трудовой путь в настоящем «пекле», горновым, отстаивая смены у доменной печи, качественный рост всего горно-металлургического сектора.
– Неужели у этого роста нет своих «болезней»? Какие препятствия встречаются на пути «высоких переделов»?
– Проблемы, конечно, есть. Но они решаемы. К примеру, большие индустриальные стройки требуют опережающего развития электроэнергетических мощностей, которых пока не хватает. Позаботиться об этом должны частные инвесторы, но им нужна помощь от государства – благоприятный инвестиционный климат.
Еще одна тема – нехватка грузовых вагонов: выполнению контрактов мешают ограничения по поставкам. В Правительстве уже намечены мероприятия по стимулированию закупа вагонного парка частниками, активизирована деятельность по сертификации подвижного состава китайского производства.
Тем временем с созданием единого экономического пространства наши экспорт­ные возможности расширяются. Пока идут дебаты относительно унификации технических регламентов и тарифов (в первую очередь железнодорожных), хочу высказать свое строгое убеждение, которое, кстати, разделяют и независимые эксперты: в условиях ЕЭП мы должны предпринимать те или иные шаги, ориентируясь на ВТО, на тот международный опыт, который нам так или иначе придется учитывать.
Из-за малой емкости внутреннего рынка Казахстан прежде всего страна-экспортер, и наши экспортные возможности надо всегда сочетать с многовекторной политикой. Мы должны уметь ладить со всеми и продавать всем, чтобы прежде всего было выгодно стране, ее бюджету, ее людям.
Прочитано 3534 раз