31.01.2013
Бизнес по-монгольски

Бизнес по-монгольски. Богатые месторождения Монголии давно привлекают международных сырьевых гигантов, но мощному потоку инвестиций мешают отсутствие инфраструктуры для экспорта и обострившийся ресурсный национализм

Источник: МинПром

Правда, если правительство сумеет правильно сыграть на интересах России и Китая, ситуация может улучшиться хотя бы в части инфраструктуры. А это уже немало.

Многие эксперты считают, что Монголия может превратиться в мощного производителя коксующегося угля: там расположено крупнейшее из неосвоенных в мире месторождение Таван Толгой с запасами около 6 млрд тонн, из которых 40% – коксующийся уголь. Однако у Монголии нет собственных портов для экспорта сырья – страна может поставлять уголь с Таван Толгой на ближайшие азиатские рынки только транзитом через Китай (более 1000 км до китайского побережья) или через дальневосточные порты России (около 5 тыс. км). При этом, разумеется, у Китая и России есть свои взгляды на принципы сотрудничества с "запертой" на континенте страной. В этой ситуации монгольские политики щедро раздают обещания соседям по поводу лицензий на разработку недр, но ни одно из них пока не оформлено документально. Выбор у правительства весьма непростой: оба соседа готовы "помочь", но не бесплатно.

Понятно, что экспорт через Китай намного перспективнее с точки зрения логистики: всего 80 км отделяют Таван Толгой от границы с Внутренней Монголией, где начинается железнодорожная магистраль, соединяющая эту провинцию с восточными портами. Однако Поднебесная предпочитает не транспортировать монгольский уголь к побережью, а скупать его по бросовым ценам, поскольку у Монголии нет альтернативного варианта. ВИ здесь китайцы занимают жесткую позицию. От этого уже серьезно пострадала государственная Erdenes Tavan Tolgoi – единственная компания, которая сейчас ведет добычу на месторождении. В июле 2011 года Aluminum Corp of China (Chalco) предоставила Erdenes Tavan Tolgoi заем в сумме 350 млн долл., из которых 250 млн монгольская компания обязалась отдать коксующимся углем.

Объем этого угля компании сохраняют в тайне, но, по мнению аналитиков, Chalco получает его на 20 долл. дешевле средней цены других поставок монгольского угля в Китай, которая и без того значительно ниже уровня международных рынков. На сегодняшний день Erdenes Tavan Tolgoi уже выплатила половину займа, но правительство вознамерилось пересмотреть условия сделки и выплатить оставшуюся сумму (180 млн долл.) наличными. Однако китайскую компанию это, разумеется, не устраивает. Во всяком случае, на вопрос Reuters по поводу этих переговоров представитель Chalco Юань Ли заявил: "У нас есть контракт, и в переговорах нет необходимости". Правда, такая необходимость есть у Монголии, поскольку Erdenes Tavan Tolgoi столкнулась с серьезными финансовыми трудностями, а IPO, которое могло бы принести компании около 3 млрд долл., правительство решило отложить по крайней мере на год из-за низких цен на коксующийся уголь. Поэтому монгольские власти пытаются найти убедительные для китайской стороны аргументы. В качестве таковых могут быть использованы только альтернативные пути экспорта, т. е. договор с Россией.

Однако РФ – тоже не слишком сговорчивый потенциальный партнер. В политическом аспекте Россия стремится упрочить свое влияние на постсоветском пространстве, а в экономическом – загрузить Транссибирскую магистраль и получать прибыли от экспорта добытого в Монголии сырья. Поэтому Кремль настойчиво предлагает Монголии свою помощь в развитии транспортной инфраструктуры в обмен на право разработки Таван Толгой и, кроме того, крупнейшего золотомедного месторождения Ою Толгой, лицензия на которое уже принадлежит канадской Ivanhoe Mines (она разрабатывает его совместно со своим стратегическим партнером Rio Tinto). Более того, Москва настаивает, чтобы международным компаниям, которые будут приходить в Монголию, лицензии выдавались на условии экспорта добычи именно через Россию. Монгольские политики сознают, что этот вариант не устроит никого из международных инвесторов, и не хотят попадать в зависимость от РФ.

Попытки привлечь на помощь третьи страны пока не увенчались успехом, хотя в лицензиях на разработку Таван Толгой заинтересованы США, Китай, Япония, Россия и Южная Корея. Правда, здесь монгольские политики просто "заигрались": несколько раз правительство объявляло международные конкурсы на это месторождение, а потом отменяло тендеры. Наконец, в 2010 году Таван Толгой разделили на два сектора. Было принято решение, что лицензией на разработку восточной части будет владеть Erdenes Tavan Tolgoi, а на западный участок был объявлен конкурс. Его победителями стали три участника: консорциум во главе с РЖД, Peabody и Shenhua, причем китайцы должны были получить 40% участка, а россияне и американцы – по 30%. Разумеется, эти результаты никого из победителей не устроили.

А затем началась предвыборная кампания, и все вопросы, связанные с недрами, были отложены. В результате парламентских выборов в хурал пришли четыре партии (вместо прежних двух), и ситуация с выдачей лицензий стала неуправляемой: в стране разыгрался ресурсный национализм. Во-первых, были попытки пересмотреть сделку с Rio Tinto, которая уже сделала изрядные капиталовложения в проект на Ою Толгой, где группе принадлежат 64% акций: некоторые политики сочли, что доля государства (34%) должна быть увеличена. Правда, хурал провалил эти предложения. Во-вторых, был принят закон, запрещающий иностранным государственным компаниям приобретать активы в стратегических отраслях. В результате Chalco была вынуждена отказаться от покупки двух компаний общей стоимостью 1,2 млрд долл. Наконец, в-третьих, в парламент поступил очередной законопроект, который может оттолкнуть инвесторов. В документе предлагается предоставить правительству право на бесплатную долю во многих горнорудных проектах. Кроме того, закон будет регламентировать объемы добычи и обяжет владельцев проектов выполнять спущенные им планы независимо от рыночной ситуации. Наконец, законопроект предусматривает право местных населенных пунктов, включая деревни и поселки, запрещать разведку на прилежащих к ним территориях.

В июне состоятся президентские выборы, и в ходе борьбы за симпатии электората этот законопроект вполне может быть принят. Понятно, что такой закон понравится населению, особенно сельским жителям. А вот потенциальным инвесторам он не понравится наверняка.

Все это может усложнить ситуацию с разработкой Таван Толгой. Если отношения с Китаем обострятся, то экспорт через него будет сопряжен с определенными проблемами, а правила сейчас диктует именно Китай. Японские торговые дома Mitsui & Co. и Itochu, а также корейская Resources Corp. еще в 2011 году договорились импортировать уголь из Монголии при посредничестве именно через Chalco, которая покупает весь объем добычи на Восточном участке Таван Толгой, и 30% этого сырья продает в Японию и Корею. Правда, Sumitomo начала пробные поставки угля через Россию.

Тем временем угольные проекты продвигаются и в южной части Монголии. Они не вызывают особого интереса у политиков, поскольку резервы этих месторождений существенно меньше, чем на Таван Толгой, а от ближайшей железной дороги их отделяет более 500 км. Компании, работающие в южной Монголии (в основном – австралийские юниоры), не имеют возможности поставлять сырье в Россию из-за отсутствия транспортной инфраструктуры. Они вынуждены доставлять свой уголь на грузовиках (как правило, китайских) через пустыню Гоби во Внутреннюю Монголию и соглашаться на цены, которые диктуют китайские покупатели. Во многих случаях эта цена составляет около 30% рыночной.

Тем не менее зарегистрированная на австралийской фондовой бирже компания Aspire Mining, созданная австралийскими и монгольскими предпринимателями, похоже, нашла выход из положения. Эта компания – 100% владелец проекта добычи коксующегося угля Ovoot. Компания активно искала инвесторов для создания транспортной инфраструктуры. С этой целью Aspire подписала меморандум о взаимопонимании с Infrastructure Development, дочкой РЖД, относительно продления Трансмонгольской железной дороги (ТЖД) через северную Монголию от Эрденета до г. Морон. Меморандум предусматривает совместное строительство, владение и управление будущей линией. Управлением и развитием ТЖД занимается монгольско-российское СП (50:50) Ulaanbaatar Railway, а РФ заинтересована в транзите угля через свою территорию. Ну а если появится железнодорожная ветка до Эрденета, добывающие компании смогут выбирать – отправлять уголь направо, в Китай, или налево – в Россию, откуда можно экспортировать его на привлекательные азиатские рынки.

Правда, обеспечить финансирование строительства дороги стоимостью 1,3 млрд долл. – непростая задача, но здесь на помощь Aspire пришел сырьевой трейдер Noble Group. При этом Aspire получит возможность экспортировать уголь через российский порт, в котором Noble недавно приобрел долю. В соответствии с договором Noble увеличит свои права на продажу угля Aspire до 20% объема добычи на месторождении Ovoot. Кроме того, трейдер увеличит свою долю в добывающей компании от 10,1% до 14,9% и получит место в совете директоров Aspire. Сейчас Aspire планирует начать добычу на Ovoot в 2014 году и доставлять уголь в Эрденет на грузовиках, а в 2016 вывести предприятие на проектную мощность и экспортировать 10-12 млн тонн коксующегося угля в год. Ожидается, что к этому времени новая железная дорога будет введена в эксплуатацию. И появление альтернативного экспортного пути вынудит китайских покупателей предлагать более разумные цены.

Г. Резник