03.06.2011
Кайнар КОЖУМОВ: «Из-за сырьевой направленности в экономике Казахстана наблюдается определенный дисбаланс»

Кайнар КОЖУМОВ: «Из-за сырьевой направленности в экономике Казахстана наблюдается определенный дисбаланс»

В последнее десятилетие благодаря увеличению добычи и экспорта природных ископаемых ВВП Казахстана в среднем рос на 9-10%. Факт на первый взгляд отрадный, но между тем в подготовленном недавно Агентством по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ) макроэкономическом обзоре «Экономика Казахстана в прошедшем десятилетии и перспективы развития в 2011 году» говорится, что дальнейшая нацеленность Казахстана на рост за счет сугубо сырьевых отраслей приведет к системным дисбалансам в структуре национальной экономики. Об этом мы сегодня беседуем с директором АИРИ Кайнаром КОЖУМОВЫМ.

- Кайнар Хайратович, расскажите, пожалуйста, поподробнее об исследовании, его выводах и прогнозах.
- В нашем исследовании мы постарались внимательно изучить существующие и возможные проблемы национальной экономики, что, согласитесь, особенно актуально в период, когда глобальный мировой финансовый кризис в целом еще не завершился.

Прежде всего в ходе подготовки макроэкономического обзора АИРИ попыталось выяснить, наблюдаются ли в Казахстане признаки «голландской болезни»? В частности, превалируют ли сырьевой сектор и сфера услуг в структуре экономики страны, не перетягивают ли эти два сектора на себя те потенциальные инвестиции, которые могли бы быть направлены на развитие перерабатывающих производств?
Являясь одной из богатых стран мира по запасам полезных ископаемых, Казахстан имеет экономику, которая потенциально может быть поражена «ресурсным проклятием». Данный термин был введен в экономический обиход Ричардом Аути и описывает явление, когда в экономиках, где экспорт нефти превалирует над остальными статьями экспорта, наблюдается резкий спад уровня экономического роста и уровня жизни. По мнению аналитиков, «проклятье» обычно воплощается через два основных канала: возможность социального конфликта (дележ ресурсного «пирога») и так называемую «голландскую болезнь». Последняя практически проявляется в подавлении перерабатывающих производств сферой услуг и добычей ресурсов.

Прежде всего у страны, которой грозит «ресурсное проклятье», появляется избыточное предложение инвалюты, возникающее вследствие резкого увеличения ее притока от продажи сырьевых ресурсов за границу, что способствует удорожанию местной валюты. В случае с Казахстаном – к удорожанию тенге. Относительно дорогой тенге отрицательно влияет на конкурентоспособность местных товаров в сравнении с импортом, так как их производство становится дороже при исчислении в другой валюте (основных торговых партнеров), а ввозимые товары оказываются дешевле при исчислении в тенге. Таким образом, торгуемые товары Казахстана становятся менее конкурентоспособными и теряют свои торговые позиции. Во-вторых, по причине более высоких доходов происходит отток рабочей силы из других секторов в отрасли ресурсной направленности, что негативно влияет на конкурентоспособность перерабатывающих отраслей. В итоге этот сдвиг влечет неэффективное распределение человеческого капитала в экономике.

- Как в цифрах могут выглядеть признаки «голландской болезни» в Казахстане?
- К примеру, за 2000-2010 годы в Казахстане наблюдается явная тенденция лидерства горнодобывающих производств над перерабатывающими. Этот разрыв между ними стал особенно заметен начиная с 2005 года и лишь усиливался на протяжении последующего периода.

На протяжении 2000-2008 гг. сфера услуг демонстрировала впечатляющий рост: за девять лет она увеличилась в реальном выражении более чем в пять раз (при этом также учтены объемы предоставленных услуг в горнодобывающем секторе). Менее выраженным, но не менее внушительным был рост в горнодобывающем секторе: в период с 2000 по 2010 год горнодобывающая промышленность выросла в денежном выражении с 1 трлн. до более 7 трлн. тенге, чего не скажешь об обрабатывающем секторе – рост с 1 трлн. до 4 трлн. тенге. Прямые инвестиции в основной капитал горнодобывающей и обрабатывающей промышленности в период с 1993 по сентябрь 2010 года выросли с примерно $1 млрд. до $6 млрд., в то время как в сфере услуг этот показатель увеличился практически с нуля до $13 млрд. Всего, по данным Агентства РК по статистике, обрабатывающая промышленность за рассматриваемый период привлекла лишь 1,6% от общих прямых иностранных инвестиций, что значительно уступает горнодобывающей промышленности (18,8%).

Таким образом, можно отметить существенный крен инвестиционных потоков в промышленности в сторону горнодобывающих производств за счет крайне низкого инвестирования в перерабатывающие отрасли. Также надо отметить низкие показатели роста производственных мощностей перерабатывающих производств, что может являться результатом откровенного доминирования сферы услуг и горнодобывающего сектора.

В то же время существуют проблемы в секторе переработки нефти, так как значительная доля нефти и газового конденсата экспортируется, а доля ее переработки, несмотря на существующий потенциал, сокращается. Поэтому вопросы дальнейшего развития нефтехимической отрасли будут стоять в ближайшем будущем довольно остро. От того, в каком количестве нефть будет поставляться на нефтеперерабатывающие заводы Казахстана, будет зависеть степень модернизации данной отрасли.

Так, в частности, средняя доля внутреннего потребления нефти и газового конденсата от общего производства нефти и газового конденсата за период с 2000 по 2010 год составила 22%, а доля общего экспорта – 85%. Следовательно, дальнейший рост экспорта нефти и газового конденсата может оказать негативное влияние на развитие нефтехимической промышленности в Казахстане.

- Какие рецепты лечения от этой «болезни» рекомендует АИРИ?
- Устранить важнейшую причину «ресурсного проклятия» – чрезмерно высокую долю производства сырья в структуре ВВП – может позволить лишь активная диверсификация экономики. От ее степени и темпов будет зависеть то, как быстро экономика избавится от нефтяной зависимости, т.е. тенденции наращивания экспорта минеральных ресурсов и покрытия основных потребностей экономики за счет импорта товаров будет зависеть от экономической программы правительства. Пока же, как показывают наши расчеты, даже без учета роста мировых цен на сырье 2-3% роста ВВП у нас может быть обеспечено только за счет увеличения физических объемов добычи и еще 1-2% – за счет эффекта мультипликатора. Это может, скажем так, немного «убаюкать» правительство…

Также немаловажным представляется разумная бюджетная политика в части расходов и направления полученной экономии на погашение внешнего долга. Это, в свою очередь, положительно скажется на привлечении иностранных инвестиций как в виде прямых финансовых вложений, так и в виде различных активов. Дальнейшее направление расходов на торгуемые сектора позволит снизить последствия «голландской болезни». Позитивными факторами здесь могли бы являться оказание дальнейшей поддержки правительства в виде предоставления предпринимательству налоговых каникул, снятие барьеров по развитию отечественной продукции и создание конкурентной среды на рынке товаров и услуг. Макроэкономическая политика должна быть нацелена на улучшение совокупной факторной производительности (технологии), капитала и труда в целом в экономическом росте, рост числа производств в высокотехнологичных отраслях, а также дальнейшее увеличение сбережения доходов от нефти и других полезных ископаемых в Национальном фонде Республики Казахстан.

- Несмотря на пессимистические ожидания многих аналитиков, прогнозировавших незначительный рост реального ВВП Казахстана, по итогам 2010 года он составил 7%. Такая же планка ставится на нынешний юбилейный год. Может, сейчас не время «искать» трудности и проблемы в экономике?
- Экономика целого государства не может жить одним днем или одним годом: чтобы уверенно смотреть в будущее и не беспокоиться за то, в каком состоянии мы оставим страну нашим потомкам, и разрабатываются экономические стратегии на 20-30 лет вперед. И понятно, что если при этом будут заданы неверные ориентиры, развитие государства может пойти по неверной, точнее не самой эффективной, парадигме. Выявляя критические симптомы возможной «голландской болезни», мы стремимся не напугать кого-то, а своевременно предупредить от возможных ошибок.

Если рассматривать с этой точки зрения год минувший, то можно отметить, что в нем уже предпринимались шаги, демонстрирующие стремление к диверсификации. В 2010 году в рамках госпрограммы по форсированному индустриально-инновационному развитию РК (ФИИР) наблюдались некоторые сдвиги в структуре реального ВВП, в частности, заметно были улучшены показатели обрабатывающей промышленности, а также сферы услуг. Так, по данным Агентства РК по статистике, главными факторами роста реального ВВП в прошлом году стал рост в секторах обрабатывающей промышленности (18,4%), оптовой и розничной торговли, ремонта автомобилей и мотоциклов (12%), информации и связи (10%), предоставления прочих видов услуг (9,3%). При этом если сравнивать данные отрасли с 2009 годом, то можно утверждать, что основное влияние оказало именно начало реализации госпрограммы ФИИР. Вместе с тем экономический кризис 2009 года наиболее сильно сказался на условиях функционирования предприятий, производящих товары и выполняющих строительные работы, тогда как влияние кризиса в сфере услуг было менее выраженным. Это во многом объясняется крупными финансовыми вливаниями государства в финансовую сферу и дальнейшей поддержкой развития малого и среднего бизнеса в виде моратория на проверки.

- Так это разве не повод для оптимизма – обрабатывающая промышленность страны, которая, по вашим словам, и является чуть ли не главным показателем диверсификации экономики, демонстрирует наибольший рост в 18,4%?
- Формально, да – это самый высокий показатель, но не будем забывать о низкой стартовой базе этого сегмента. И давайте посмотрим внутреннюю составляющую этого показателя. Наибольшая доля обрабатывающей промышленности приходится на металлургическую промышленность, производство готовых металлических изделий, обработку металлов, а также производство кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов. Так, в общей сложности эти отрасли в 2000 году занимали 55,9% от общего объема обрабатывающей промышленности, а в 2008 году – 56,83%, что свидетельствует о явном доминировании этих секторов. В 2010 году эта доля несколько упала – до 54,38%. В то же время сама отрасль металлургии продемонстрировала положительные темпы роста за счет стабильного спроса на металлургическую продукцию, подкрепленного высокими ценами на нефть.

- Поведение каких отраслей в минувшем десятилетии вы считаете наиболее показательными для экономики Казахстана?
- Ретроспективный взгляд назад и внимательный анализ могут дать достаточно много пищи для пытливого ума. Причем можно заметить, что в некоторых вещах наши отрасли достаточно точно повторяют успехи и ошибки, происходящие на мировом рынке. Наиболее наглядно, пожалуй, это видно по строительной отрасли. В Казахстане в этом секторе, как и во всем мире, наблюдались достаточно высокие темпы роста в 2000-2006 годах. Бурный рост глобальной экономики привел к притоку фондирования в наших коммерческих банках, которые, в свою очередь, массово кредитовали строительные компании и выдавали ипотечные кредиты населению, стимулируя рост строительного сектора. В 2005 году данная отрасль достигла своего пика с годовым темпом роста в 37,8%. Однако уже в 2007 году начался отток инвестиций и произошло падение темпов роста до 16,9%. В 2009 году было зафиксировано сокращение строительного сектора на 4,9%. Даже значительное вливание денежных средств в этот сектор со стороны правительства в 2009 году не привело к особому улучшению в 2010 году, рост составил лишь 1%. При этом средства шли в основном на завершение строительства ранее начатых объектов, в то время как население в условиях неопределенности не стремилось брать новые кредиты на покупку жилья.

Пожалуй, самой нестабильной отраслью в Казахстане является сельскохозяйственная отрасль, к тому же, следует отметить, что в 2000-2010 гг. происходит уменьшение ее влияния на темпы роста экономики. К примеру, в 2001 году ее рост составил 17,1% в годовом выражении, в то время как в 2004 году производство упало до минус 0,1% (везде относительно предыдущего года). Одной из причин этого является высокая зависимость растениеводства от климатических условий. Так, в связи с благоприятными погодными условиями в 2009 году отмечался рекордный рост сельского хозяйства – на 13,8%, чего нельзя сказать о 2010 годе, когда из-за низкой урожайности, вызванной жарким летом, объемы производства упали до минус 11,7% от показателя предыдущего года. Больше всего пострадали зерновые культуры, произрастающие в Западно-Казахстанской и Актюбинской областях.

В сельском хозяйстве наблюдается зависимость экспорта пшеницы от складывающихся цен на нее. Так, в 2005-2008 гг. прослеживалось увеличение объемов вывозимой продукции, чему способствовал рост цен на зерновые.

- Из макроэкономических показателей, пожалуй, самым интересным является поведение инфляции в эти годы. Что здесь выясняется?
- Да, конечно. В 2000-2010 гг. инфляция в Казахстане колебалась в коридоре 5-17% со среднегодовым значением на уровне 9%. В 2000-м и 2008 году были зафиксированы самые высокие значения в 13,2% и 17% соответственно. После перехода в 1999 году к плавающему режиму обменного курса темпы инфляции постепенно спали и по итогам 2002 года установились на уровне 5,8%. Затем темпы инфляции вновь усиливались, вплоть до кризисного 2008 года, с последующим остыванием в 2009-2010 гг.

Основными факторами, определяющими инфляционное давление на экономику, были и остаются цены на основные позиции казахстанского экспорта – нефть, металлы и зерно. Но в большей степени это относится к ценам на углеводороды. Так, мы наблюдаем совпадение трендов изменения индекса потребительских цен (ИПЦ) и цены на нефть марки Брент в 2001-2010 гг.

При этом тренды имеют некоторые вариации, что является результатом кумулятивного влияния других факторов, таких как политика регулятора, изменение цен на другие значимые экспортные статьи Казахстана, влияние прочих конъюнктурных последствий.

- А как происходила, к примеру, динамика изменения объема денежной массы в экономике страны в сравнении с ценой нефти на мировых рынках…
- Мы попытались проанализировать эту динамику, и вот что выяснилось: в 2000-2005 гг. в Казахстане существенного роста денежной массы удавалось избежать (темпы роста не выходили за рамки 5-8%) благодаря высоким темпам «переработки» нефтедолларов. Однако уже с 2006 года перегрев экономики стал прослеживаться более четко. Если в 2002-2005 гг. средняя цена барреля нефти составляла $36,07, то в 2006-2007 гг. эта цифра составила $68,95. Более того, если в первый отрезок времени Казахстан в среднем экспортировал 40 млн. тонн нефти и газового конденсата в год, то во втором рассматриваемом периоде объем экспорта был равен 55 млн. тонн. В результате объем экспортной выручки оказался чрезмерно высоким относительно способности экономической системы эффективно ее перерабатывать, и в 2007-2008 гг. в стране наблюдалась инфляция в коридоре 10-17% в год. В последующем финансовый кризис и вызванное им снижение мировых цен на нефть несколько снизили инфляционное давление, доведя уровень ИПЦ до 7% в год. Однако в связи с вновь наблюдаемым ростом цен на нефть мы можем быть свидетелями четкой тенденции нарастания инфляционного давления на экономику, подмывающей экономическую активность внутри страны, что неизбежно будет тормозить рост экономики.

- И последний вопрос. Пожалуйста, расскажите, с какими итогами Казахстан завершит 2011 год, по вашим прогнозам?
- Данное свое исследование (с полной его версией можно ознакомиться на нашем сайте www.airi.kz) мы проводили в первые 4 месяца этого года и тогда построили следующее прогнозы. Мы посчитали, что для Казахстана будет достаточно оптимальным достижение реального изменения ВВП в 6% по сравнению с 2010 годом. Этот расчет основывался прежде всего на ожиданиях дальнейшего роста мировых цен на энергоресурсы и реализации ГП ФИИР – эти факторы, безусловно, будут способствовать значительному росту горнодобывающей и обрабатывающей промышленности.

По оценкам АИРИ, развитие экономики Казахстана в 2011 году будет обусловлено, во-первых, внешними факторами: мировая цена на нефть марки Брент в 2011 году в среднем составит $96,8 за баррель нефти, мировые цены на металлы по сравнению с 2010 годом вырастут в среднем на 15%. Во-вторых, внутренними: уровень среднегодовой инфляции будет находиться в коридоре 9-11%, номинальный среднегодовой обменный курс будет находиться в коридоре 141-145 тенге за доллар США, дефицит ненефтяного консолидированного бюджета составит 10% к номинальному ВВП, объем добычи нефти и газового конденсата составит 81 млн. тонн. Кроме известной невозможности внешнего фондирования для многих коммерческих банков, сектор кредитования будет испытывать трудности еще и из-за ужесточения пруденциальных нормативов финансового надзора Казахстана.

Вместе с тем если тенденция роста цен на продовольственные и непродовольственные товары в течение первого полугодия 2011 года сохранится, то АИРИ прогнозирует дальнейшее замедление роста доходов населения и потребительского спроса. Накопленные токсичные активы коммерческих банков будут продолжать оказывать сдерживающее влияние на развитие финансовых услуг, поскольку такой балласт не будет способствовать привлечению зарубежного фондирования из-за снижения рейтингов банков. Как следствие, это может оказать сдерживающий эффект на развитие рынка потребительских товаров, а также рынка недвижимости, легковых автомобилей, прочих товаров, приобретаемых с использованием банковского кредитования, и связанного с ними малого бизнеса.

В среднем в 2011 году номинальный темп роста ВВП может достичь 11%. При этом основу роста составит увеличение объемов производства в обрабатывающей промышленности и сфере услуг.

На наш взгляд, проекты госпрограммы ФИИР должны оказать положительный эффект на рост показателя ВВП на душу населения, но влияние реализации программы на структуру экономики будет пока крайне ограниченным. Реальную отдачу от этих ресурсов можно будет ожидать не ранее 2014 года, и данный эффект будет зависеть от степени эффективности реализации программы.

Деловой Казахстан