«Слабое звено» в горнорудном секторе - неясные правила администрирования геологоразведки и недропользования - исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Николай Радостовец
источник: КАЗИНФОРМ
Горнорудный сектор в Казахстане имеет большой индустриальный потенциал. Однако поступательное развитие отрасли осложняется несовершенством законодательства о недрах. О том, какие меры принимают недропользователи, отраслевые ассоциации и государственные органы, чтобы повернуть ситуацию в правильное русло, рассказывает исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Николай Радостовец.
- Николай Владимирович, недавно Президент раскритиковал положение дел в геологоразведке и недропользовании.  На ваш взгляд, в чем причина отсутствия интереса у инвесторов к разработке месторождений?
-       Я бы так категорично об отсутствии интереса не говорил. Напротив, у многих инвесторов - как отечественных, так и иностранных есть серьезная заинтересованность в разработке недр. В частности, британская компания «Rio Tinto» заявила о намерении вкладывать инвестиции в геологоразведку, на начальном этапе компания планирует направить на реализацию проектов более 10 миллионов долларов. Уже подписано соглашение с «Казгеологией» о совместной разведке месторождений на Балхаше, Сарышагане и Коргантасе.
Вместе с тем, у недропользователей есть определенные проблемы. Главное, во что упираются потенциальные инвесторы - это неясные правила администрирования геологоразведки и недропользования. Закон «О недрах и недропользовании», регламентирующий деятельность горнодобывающей отрасли, не учитывает всех особенностей добычи твердых полезных ископаемых. Документ вышел в свет в 2010 году и серьезно усложнил жизнь недропользователей. Из-за неконкретного регулирования  вопросов, связанных с критериями отнесения месторождения к стратегическим, инвесторы несут риски. Этот момент негативно воспринимается бизнес-сообществом. Сегодня крупные инвесторы, такие как «Rio Tinto», к примеру, приступая к разведке недр в Казахстане, ставят вопрос о необходимости детализации порядка взаимоотношений между государством и недропользователем на всех этапах: начиная с геологоразведки и заканчивая строительством рудника обогатительной фабрики, производством продукции и продажей ее на экспорт.
Помимо этого существуют  определенные проблемы с получением геологической информации, поскольку часть данных остается засекреченной. Ситуацию усугубляет и разрозненная законодательная база в сфере недропользования - в реализацию Закона «О недрах и недропользовании» было подписано 68 подзаконных актов!
- Но, насколько известно, Министерство индустрии и новых технологий собирается вносить поправки в Закон уже в нынешнем году?
-       Да. Более того, необходимые изменения уже разработаны. Эксперты АГМП входят в рабочие группы МИНТ и МНГ по совершенствованию законодательства о недропользовании. Обсуждение наших предложений продолжается с 2011 года. Вместе с компаниями-недропользователями и разработчиком - МИНТ РК, - мы  сошлись во мнении на 144 поправках. В основном, они касаются упрощения процедуры согласования проектной документации на недропользование, уточнения норм для устранения неопределенных выражений, представляющих должностным лицам права по расширительному толкованию правовых положений, и ряда других принципиальных моментов.
Однако есть пункты, по которым у нас возникли существенные разногласия. В частности, речь идет о забюрократизированной системе согласований. До 2010 года в республике действовал достаточно ясный принцип оформления проекта на недропользование. Сначала государство подписывало с инвестором контракт, а уже затем он готовил проект предполагаемых разведочных или добычных работ.
Сегодня же недропользователь в первую очередь должен утвердить рабочие документы, которые включают ТЭО, рабочий проект и подробную программу его реализации. И только после этого можно претендовать на получение контракта.
Проблема в том, что проект еще нужно согласовывать в 7 инстанциях - в Министерстве охраны окружающей среды, Комитете промышленной безопасности МЧС, санэпидемнадзоре Минздрава, Министерстве экономики и бюджетного планирования, Центральной комиссии по разведке (ЦКР) и разработке месторождений и Комитете геологии в МИНТе. Причем инвестору на все про все дается не более 24 месяцев. Но, учитывая колоссальный объем работы, который нужно провести за это время,  плюс вероятность возврата рабочего проекта на доработку, недропользователь зачастую не укладывается в установленные сроки.
- И какой же из этого выход?
- Мы изучили мировой опыт и предложили сократить перечень инстанций, оставив три из них, по сути, самые важные - МООС, МЧС и ЦКР или Комитет геологии МИНТ. Зачем лишний раз отсылать недропользователя по инстанциям, если проведение поисковых и оценочных работ не наносит ущерба окружающей среде, промышленных выбросов здесь тоже нет. Полевые работы, как правило, проводятся в теплое время года с соблюдением всех санитарных норм и техники безопасности. А значит, и экспертиза проектной документации по экологии, санэпиднадзору и промышленной безопасности не нужна. Вполне достаточно экспертизы Комитета геологии.
Что касается сроков рассмотрения документов, то их следует увеличить, или же вообще  отказаться от практики рассмотрения проекта и рабочей программы до подписания контракта.
- А насколько это обоснованно?
- Понимаете, разработка проекта до заключения контракта, то есть еще до того, как недропользователь начнет вести добычу руды на месторождении, - это весьма условный процесс. Геологические данные, которые являются основанием для подготовки проекта, могут лишь в общих чертах обрисовать  предварительную глубину залегания полезных ископаемых и их вероятный объем. Реальные перспективы месторождения становятся ясны только при его освоении. Хорошо, если геологические прогнозы подтверждаются, но нередко случается обратное. И вот здесь возникают новые препятствия, поскольку проект уже согласован и утвержден и является приложением к контракту. А это значит, что любые коррективы нужно пересогласовывать, поскольку самостоятельные изменения влекут штрафные санкции. Инвестору приходится заново менять проект, тратить массу средств и времени на очередной раунд согласований. Вообще Закон «О недрах и недропользовании» содержит множество неоправданно жестких норм.
Тем не менее, сейчас здесь наметились определенные подвижки. В январе, на совещании под председательством Премьер-Министра, обсуждались вопросы недропользования, и было принято решение о включении депутатов в работу над законопроектом. Кроме того, Глава Правительства поручил Миннефти и газа при разработке проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам недропользования» учесть поправки, предложенные Рабочей группой при МИНТ и АГМП.
- В прошлом году Вы говорили о необходимости разработки и принятия Горного кодекса в Казахстане. Сегодня этот вопрос еще актуален?
- Конечно, актуален. Здесь следует пояснить - поправки в законодательство о недропользовании необходимы уже сегодня, потому что обилие административных и законодательных препонов парализует деятельность горнорудных компаний. К слову, действующий закон «О недрах и недропользовании» не устраивает и самих нефтяников. Они так же, как и мы, работают над поправками в законодательство о недропользовании.
А написание и принятие Кодекса - это длительный процесс, он рассчитан на перспективу, тем не менее, и в этом направлении нами ведется большая работа. В частности, мы договорились объединить усилия АГМП с ассоциацией «KAZENERGY», поэтому Горный кодекс решено трансформировать в Кодекс «О недрах». Предположительно этот документ будет регулировать горно- и нефтедобывающую отрасли, и также специфические смежные сектора промышленности. Отмечу, что еще в 2002 году был разработан модельный Кодекс о недрах и недропользовании для стран Содружества. Его вполне можно взять за основу. При этом положительные нормы действующего законодательства нужно обязательно сохранить.
Скажу больше - уже есть поручение Премьер-Министра МИНТу и другим заинтересованным госорганам подготовить согласованные предложения по разработке Кодекса «О недрах».
Думаю, в перспективе Кодекс  может стать ключевым нормативно-правовым актом, регулирующим деятельность недропользователей. И главное - новый документ должен увеличить инвестиционную привлекательность базовых отраслей промышленности, а это как раз то, о чем постоянно говорит наш Президент.
- Спасибо за беседу.
... рет оқылды 3710 рет