24.08.2012
Юниоры встали в медный профиль. Британская Orsu Metals объявила, что правительство РК согласовало техпроект проекта «Карчига»

Юниоры встали в медный профиль. Британская Orsu Metals объявила, что правительство Казахстана согласовало техпроект проекта «Карчига»

Источник: Курсив

Если компания запустит его в запланированном 2014 году, это будет как минимум третий медный проект в Казахстане: до этого их запустили Central Asia Metals и Frontier Mining. Ради медных активов все три компании готовы или уже пожертвовали золотым бизнесом.

Orsu Metals утвердила в Министерстве индустрии и новых технологий (МИНТ) РК технический проект по развитию горно-обогатительного комплекса на проекте Карчига. По словам главы Orsu Metals Сергея Курзина, документ позволит компании приступить к строительству и добыче на Карчиге. По оценкам компании, объем капзатрат на предпроизводственной стадии составляет $115 млн, общий Capex (включая строительство завода по производству катодной меди) – $147 млн. Если действия Orsu Metals будут успешны, в 2014 году в Казахстане появится еще один средний проект по производству меди.

Чуть раньше, 11 августа, Frontier Mining (FML) сообщила о том, что выпустила первый медный лист на электролизном заводе Бенкалы. Сейчас компания наблюдает за технологическим процессом, чтобы вывести предприятие на полную мощность. По оценкам АО «Халык Финанс», в 2012 году производство на Бенкале составит 3–5 тыс. тонн катодной меди.

В апреле 2012 года о запуске медного завода на проекте Конырат объявила Central Asia Metals. В начале июля компания объявила о выпуске 1778 тонн катодной меди. По информации компании, завод стоимостью $40 млн вышел на проектную мощность. Предполагается, что в 2012 году предприятие выпустит 5 тыс. тонн катодной меди с ростом производства до 10 тыс. тонн в 2013 году.

Между тем обращает на себя внимание особенность бизнес-стратегий всех трех компаний: все они, наряду с медными активами, обладали золотыми активами, но все три предпочли от золотых месторождений избавиться.

Так, FML продал кипрской Stanhigh Limited Cyprus расположенное в Свердловской области (Россия) месторождение Маминское. CEO Central Asia Metals Ник Кларк заявил Bloomberg о том, что ведет переговоры с парой покупателей, чтобы продать золотой и молибденовый проекты в Монголии. На момент сдачи номера компания не предоставила данные о дальнейшей судьбе активов. Наконец, Orsu Metals решила продать свою 40%-ю долю в проекте «Талас» (месторождение Талдыбулак Таласский в Кыргызстане. – «Къ») за $10 млн и 25 млн единиц по цене $0,4 за каждую. В единицу входит 1 обыкновенная акция Orsu Metals и право на получение половинного дивидендного дохода на одну обыкновенную акцию. Еще раньше Orsu Metals заявляла о готовности продать кыргызский же золотой проект «Акжол-Тохтажан».

При этом все три компании в том или ином виде заявили, что средства от продажи золотого бизнеса им нужны именно для развития медного. «Компания намерена использовать значительную долю доходов от продажи проекта «Талас» на строительство и развитие рудника и связанных с ним перерабатывающих мощностей для проекта «Карчига», – заявила Orsu Metals в связи со сделкой. О том, что ради денег для развития Бенкалы было продано «Маминское», ранее признался «Къ» член совета директоров FML Ербулат Тастанов. Central Asia Metals в своих корпоративных презентациях позиционировала монгольские золотой и молибденовый проекты как непрофильные активы на продажу.

«Можно предположить, что каждая история уникальна и не связана с остальными. Однако тенденция действительно есть – ее невозможно отрицать. Слишком уж сопоставимы и по подходам, и по времени эти события», – отметил аналитик «Инвесткафе» Павел Емельянцев.

Один из мотивов такой тенденции – экономический: небольшим компаниям с ограниченными финансовыми возможностями проще добывать и перерабатывать медь, чем золото. «Золото продается дороже в натуральной величине, но и добывать его очень затратно. Медь добывать проще: например, медь продается по $3,50 за фунт, а Central Asia Metals тратит всего 89 центов на себестоимость, тем самым генерируя большую маржу, так что, на мой взгляд, компании руководствуются простыми правилами доходности», – считает аналитик ИФГ «Континент» Индира Ершина.

Источник экономической надежды и одновременно рисков – цена на металлы. По одним оценкам, золото будет стабильно, по другим – возможна коррекция. «Его цена сильно раздута, что не соответствует мировому спросу на него. Например, во II квартале мировой спрос со стороны ювелирной отрасли снизился на 14,3%, со стороны инвестиционного сообщества – на 25,9%. Спрос со стороны промышленности вырос на 3,2%, но его доля в общей структуре составляет лишь 10%. В связи с этим вполне вероятно снижение цены на золото в ближайшие годы, а следовательно, и уменьшение рентабельности бизнеса по его добыче», – считает г-н Емельянцев. Если же мировая экономика справится с кризисом, цена на медь пойдет вверх и, соответственно, медные компании только выиграют.

Впрочем, медного бума в Казахстане ждать сложно, так как объем геологоразведки в республике минимален, следовательно, нет условий для появления новых проектов. Действующие же пользуются геологоразведочной информацией, собранной еще в советские годы. По мнению одного из экспертов в отрасли, «на рынке мелких проектов могут поиграть юниоры, и, в принципе, эта бизнес-модель имеет право на успех. Но условий для юниорного горного рынка и его финансирования в Казахстане пока нет».