01.02.2012
P.S. к проигранному делу, или О том, как кредитор потерял миллионы

P.S. к проигранному делу, или О том, как кредитор потерял миллионы [Казахстанская правда]

Компания «Халык-Лизинг» намерена воспользоваться своим законным правом и в надзорном порядке, обратившись в Генеральную прокуратуру РК, оспорить решение Верховного суда по многоходовому делу о банкротстве ТОО «DASK Drilling». Истец доказывает, что по окончании проигранного им процесса открылся факт, способный поставить под сомнение правильность решения судов всех инстанций по этому делу и фактически запустить его пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам.

Поворотное обстоятельство

По мнению истца и выводам независимых юристов, новое обстоятельство крайне существенное: оценка имущества банкрота производилась компанией, не имевшей государственной лицензии на момент ее проведения. Именно субъективизм или некомпетентность оценщика – ТОО «Азиатская экспертная компания», а также основанные на этом решения повлияли на конечный результат процесса банкротства и решения судов.

Наверное, если бы речь шла о хирургической операции, проведенной сантехником без диплома хирурга, или пассажирском самолете, пилотируемом зубным техником без соответствующего до­кумента, резонанс был бы однозначным. А тут всего лишь оценщик без лицензии – очевидно, мелочь и не аргумент для суда.

Впрочем, для АО «Халык-Лизинг» цена ошибки, субъективизма или умысла оценщика, что также могло бы установить новое расследование, оказалась слишком высока – 400 млн. тенге, потерянных в ходе банкротства. Верховный суд, однако, вновь открывшихся обстоятельств в деле не усмотрел и своим решением от 13 октября 2011 года отказал АО «Халык-Лизинг» в возбуждении надзорного производства по пересмотру определения апелляционной инстанции Алматинского городского суда и его же постановления кассационной судебной коллегии.

По оценкам же независимых юристов, изучивших дело, этот факт и доказательства, представленные «Халык-Лизинг», имеют основания быть истолкованы надзорным органом как вновь открывшиеся. А это автоматически обозначает пересмотр дела. И поскольку позиция ВС сформулирована предельно ясно: оснований для пересмотра дела нет, то представлю позицию истца.


Как кредиторы шанс упустили


История этого судебного разбирательства тянется с середины 2009 года, когда решением СМЭС Алматы ТОО «DASK Drilling» было признано банкротом. В результате чего АО «Халык-Лизинг», предоставившее в лизинг буровые установки на сумму свыше 12 млн. долларов, потеряло более 400 млн. тенге.

Компания, предоставляя в лизинг дорогостоящее оборудование, адекватно оценивала бизнес-риски. Но вряд ли полагал кредитор, что, едва получив оборудование, ТОО, работающее в нефтяной отрасли, пойдет… на банкротство – шаг отчаянный и не сулящий ничего хорошего кредиторам. Но в этой истории сразу насторожил сам вопрос о необходимости банкротства. Его инициаторами выступили два кредитора, сумма требований которых составляла всего 5,5 млн. тенге при активах ТОО (по состоянию на 1 января 2009 года), превышающих 3,3 млрд. тенге. То есть кредиторы могли бы взыскать задолженность с должника в судебном порядке, без признания его банкротом. Поскольку шанс возврата долгов по суду был более высоким, чем при банкротстве.

Так и вышло: компании, инициировавшие банкротство, были включены в 5-ю очередь реестра требований кредиторов, и в итоге их требования остались не погашенными. Что дает основание усомниться в целях инициаторов банкротства должника.

Юристы обращают внимание еще на ряд обстоятельств этого дела. Во-первых, отдельными кредиторами предпринимались попытки по завладению имуществом банкрота. Другой настораживающий факт: конкурсный управляющий всячески отказывался включать неугодного для себя кредитора – АО «Народный банк Казахстана» в состав комитета кредиторов, хотя сумма его требований к банкроту была выше, чем у некоторых из вошедших в комитет.

С комитетом кредиторов также происходили не менее удивительные вещи. В его состав вошло ТОО «Пасифико Дриллинг энд Майнинг». Его название по странному совпадению созвучно обанкротившемуся в одно время с ним ТОО «DASK Drilling». Более того, банкротство этих двух компаний инициировал один и тот же кредитор. По не менее удивительному совпадению их конкурсными управляющими стали Сейтжанова Г. и Парпиев Р. Этот тандем, специализирующийся на конкурсном управлении, уже попадал в поле зрение и надзорных органов, и СМИ. В частности, об их деятельности в публикации «До чего же сладок конкурсный пирог!» писала в октябре 2001 года «Казахстанская правда» (http://kazpravda.kz/print/1004100954) .

В АО «Халык-Лизинг» считают, что назначение указанных лиц конкурсными управляющими двух «нефтяных» компаний-банкротов, по крайней мере, является неэтичным. Поскольку получается, что кредиторы, инициировавшие банкротство в отношении одного должника («DASK Drilling»), инициируют отдельное банкротство в отношении другого должника («Пасифико Дриллинг энд Майнинг») с созвучным названием. И оба по решениям суда признаются банкротами в одно время.



Свидетельство цифр


Больше всего вопросов – к результатам проведенной оценки имущества должника компанией «Азиатская экспертная компания». Не имеющий соответствующей государственной лицензии оценщик оценил имущество банкрота в 312 млн. тенге по рыночному курсу. А реализовано было имущество приблизительно на сумму 170 млн. тенге. Как говорится, сопоставьте цифры: 312 млн. тенге и 3,3 млрд. тенге – стоимость компании, согласно ведомости начисления амортизации по фиксированным активам, накануне запуска процедуры банкротства.

Конечно, за время, предшествовавшее оценке, с имуществом могло произойти многое. Но простое сопоставление фактов позволяет усомниться в объективности оценки оставшегося имущества. Цифры красноречивей слов: так, при усредненной рыночной стоимости жилья в Атырау 1 232 доллара за «квадрат», квадратный метр оценивался в 645 долларов, а реализовывался по 329 долларов. Производственная база с земельным участком при стартовой цене 46 434 372 тенге была реализована по цене почти вдвое ниже. В пересчете на сотку выходило 140 долларов без учета строений. Офис в двух уровнях общей площадью 299,30 кв. м был реализован менее чем за 12 млн. тенге. Фемида явно не в курсе рыночных дел. Удивительно также и совпадение: покупателем большинства объектов ТОО «DASK Drilling» выступило ТОО «Аdmaco Drilling». Поразительное созвучие имени банкрота и основного покупателя его имущества…

На что могли претендовать кредиторы при более чем десятикратном занижении стоимости имущества кредитора? Практически ни на что. Как итог: согласно официальным данным, на погашение требований кредиторов второй и части третей очередей было направлено около 100 млн. тенге, а требования кредиторов четвертой и пятой очередей не были погашены вообще. При этом на административные расходы конкурсного производства было направлено около 85 млн. тенге. Напомню, однако, что конкурсное производство проводится вообще-то с целью удовлетворения требований кредиторов.



«Искусство» оценки

Когда запущенный алгоритм банкротства DASK Drilling ясно обозначился, АО «Халык-Лизинг» начало последовательно опротестовывать в судах подобные шаги конкурсного управляющего. Кредитор подал иск к ТОО «DASK Drilling» и оценщику – ТОО «Азиатская экспертная компания». Одно из требований – признать незаконными условия плана продаж имущества банкрота по тринадцати лотам, а также тринадцати отчетов ТОО «Азиатская экспертная компания» об оценке его движимого и недвижимого имущества.

Факт занижения оценки и несоответствия формы и содержания отчетов об оценке требованиям законодательства подтвержден заключением независимого специалиста – Палаты оценщиков «Алматинская ассоциация оценщиков». Однако документальные аргументы также не были восприняты судами. «Халык-Лизинг» также оспаривал незаконное увеличение остаточной стоимости возвращаемых предметов лизинга. Это лукавство конкурсного управляющего позволяло существенно занизить требования лизингодателя к банкроту. То есть, если искусственно завысить стоимость возвращенного оборудования и вычесть ее из суммы требований кредитора, то оставшаяся подлежащая возврату сумма будет существенно ниже.

Сам ход конкурсного производства вызвал немало нареканий со стороны не аффилиированных с банкротом участников процесса. Так, АО «Народный банк Казахстана» вчинило иск к ТОО «Азиатская экспертная компания» и ТОО «Аdmaco Drilling», а также к конкурсному управляющему. В удовлетворении исков в итоге было отказано. Также к конкурсному управляющему ТОО «DASK Drilling» был выдвинут иск Комитетом по работе с несостоятельными должниками Министерства финансов РК. Если опустить все перипетии этих процессов, то «в сухом остатке» тот же результат – отказ. Хотя Комитетом по работе с несостоятельными должниками Минфина проводилась проверка соблюдения требований законодательства РК о банкротстве в процедуре конкурсного производства ТОО «DASK Drilling». По ее результатам были составлены акт и протоколы об административных правонарушениях в отношении конкурсного управляющего по статье 155-1 КоАП РК. Однако впоследствии акт и протоколы остались нереализованными, несмотря на зафиксированные нарушения, влекущие отстранение конкурсного управляющего. На том основании, что конкурсное производство было завершено, постановление о наложении адмвзыскания также было отменено судом по жалобе конкурсного управляющего – в связи с неправильным оформлением этих протоколов и постановления…

Таким образом, были отметены все обоснования. И у несогласного с итогами судебного разбирательства АО «Халык-Лизинг» остался еще лишь один аргумент – вновь вскрывшееся обстоятельство дела, с которым кредитор и идет в Генпрокуратуру. Обращения в судебные органы с аналогичным иском оказались безрезультатными. Позиция судов свелась к тому, что… действия уполномоченного органа рассматриваются как вмешательство в частноправовые отношения участников конкурсного производства.


Фемида не в курсе… права?

Как с позиции права оценить вновь открывшееся обстоятельство? Закон дает однозначную трактовку: если деятельность лицензируема, то она должна осуществляться людьми и компаниями, имеющими соответствующие лицензии.

– Однозначно следует, что оценка, произведенная без лицензии, незаконна, – считает директор НИИ частного права Казахского гуманитарно-юридического университета, академик НАН, доктор юридических наук, профессор Каспийского общественного университета Майдан Сулейменов. – Соответственно, оценка конкурсной массы банкрота без соответствующей лицензии является достаточным основанием для признания в суде отчетов об оценке этой оценочной компании недействительными. Даже несмотря на то, что оценочная компания выбрана на заседании комитета кредиторов банкрота по результатам проведенного конкурса и что рыночная стоимость имущества банкрота, по отчетам об оценке, отражена в согласованном уполномоченным органом и утвержденном комитетом кредиторов плане продажи имущества в качестве стартовой цены. Таким образом, в соответствии с подпунктом 1 статьи 404 ГПК, одним из оснований для пересмотра решений, определений и постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

Таковым в нашем случае является отсутствие лицензии у оценщика. Майдан Сулейменов изучил это парадоксальное дело и обращает внимание на то, что (это следует из материалов), оценщик намеренно ввел в заблуждение участников конкурсного производства. Он предоставил копию лицензии и не известил о том, что на момент оценки – ноябрь 2009 года – лицензия прекратила действие согласно приказу Комитета регистрационной службы МЮ РК от 28 сентября 2009 года на основании заявления самого оценщика. Это доказывает то, что оценщик знал о прекращении лицензии, но намеренно скрыл это.

– Кроме того, в соответствии с налоговым законодательством ТОО «Азиатская экспертная компания» признана бездействующим налогоплательщиком, не представляющим налоговую отчетность с 1 октября 2009 года, фактически с момента прекращения действия лицензии, – продолжает Майдан Кунтуарович. – Более того, это ТОО на основании приказа Налогового управления по Илийскому району (№ 76 от 27.04.2011 г.) признано бездейст­вующим налогоплательщиком в соответствии со статьей 579 Налогового кодекса, не представившим налоговую отчетность с 4-го квартала 2009 года. Данный факт дополнительно указывает на недобросовестность действий оценочной компании, несоблюдение ею законодательства республики, то есть фактически неправомерность действий по оценке имущества банкрота в ноябре-декабре 2009 года.

Как отмечает ознакомившийся с материалами дела юрист Валерий Жакенов, председатель третейского суда при ТПП РК, партнер BMF Group LLP, член Королевского института арбитров Великобритании (MCIArb), кандидат юридических наук, согласно п. 1 статьи 159 Гражданского кодекса РК (ГК ГК) сделка, совершенная без получения необходимой лицензии либо после окончания срока действия лицензии, недействительна.

– Некоторые сделки являются ничтожными по самой своей природе, – поясняет юрист. – Это означает, что они являются недействительными без специального доказывания, достаточно признания их таковыми по суду. Именно таковыми являются сделки без наличия лицензии, поскольку в этом случае не надо ничего специально доказывать, достаточно просто установить сам факт отсутствия лицензии. Поскольку оценка имущества относится к лицензируемому виду деятельности, отчеты об оценке, составленные при отсутствии лицензии, однозначно должны признаваться недействительными в судебном порядке.

Суды при рассмотрении споров, по которым обжалуются отчеты об оценке, обязаны соблюдать нормы процессуального и материального права, подлежащего применению к данному правоотношению, исследовать доказательства, удовлетворяющие требованиям закона об их относимости, допустимости и достоверности. Следовательно, при представлении стороной по гражданскому делу доказательств, подтверждающих, что оценка имущества производилась без соответствующей лицензии, суд обязан принять такое доказательство, исследовать его и вынести решение в полном соответствии с требованиями законодательства, то есть признать отчеты об оценке недействительными.


Последний шанс или перспективы?

Примечательно, что, аргументируя отказ в пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам, судьи Верховного суда резюмируют: «Факт отсутствия лицензии на оценочную деятельность у ТОО «Азиатская экспертная компания» не только мог быть известен стороне, но и объективно существовал в момент рассмотрения дела». В общем, как говорится, с больной головы – на здоровую: вместо оценки фактического правонарушения суд занялся предположением о том, знал ли истец о махинациях ответчика. И это же предположение – «мог бы», а не установленный, доказанный факт – вошло в судебное решение.

С судом можно согласиться лишь в той части, что факт действительно существовал, но не в том, что заявитель этот факт знал или должен был знать. Поскольку, не имея соответствующих полномочий, не являясь органом, выдающим лицензии, правоохранительным органом либо каким-либо контролирующим органом, компания вряд ли могла этот факт установить достоверно. Да и вряд ли эта компетенция следствия является и компетенцией истца – сбор доказательства правонарушения. Этот факт не был выявлен конкурсным управляющим в ходе проведения тендера по выбору оценщика или выявлен, но намеренно им был скрыт. Он мог быть установлен судом первой инстанции и стать публичным, будь сделан запрос в уполномоченный орган. Напомню, выявление судом круга вопросов и обстоятельств, подлежащих выяснению, относится к компетенции и функции суда. И тогда, вероятно, ход этого дела был бы иным. Но суд первой инстанции, так же как и суды следующей инстанции, этого не сделали.

Но является ли, с позиции закона, вновь открывшимся обстоятельством установленный после состоявшихся судебных актов факт проведения оценочной компанией оценки имущества банкрота без соответствующей лицензии? На этот вопрос профессор Майдан Сулейменов отвечает однозначно: «Безусловно».

– Совершение оценки лицом без лицензии на оценочную деятельность имеет существенное значение для обстоятельств дела, – считает известный юрист. – Так как в этом случае оценка незаконна, и ее результаты не могут быть приняты во внимание. А сам факт проведения оценочной компанией оценки имущества банкрота без лицензии относится к категории существенных обстоятельств при рассмотрении гражданского дела. Исключение составляет, согласно пункту 1 статьи 83 Закона «О банкротстве», отсутствие денег для привлечения оценщика. Но тогда конкурсный управляющий, с согласия комитета кредиторов, вправе выставить имущество на торгах по балансовой стоимости.

Является ли законным и обоснованным вывод суда, согласно которому факт отсутствия лицензии на оценочную деятельность мог быть известен истцу? Отвечая на этот вопрос, Майдан Сулейменов поясняет:

– Из материалов дела следует, что АО «Халык-Лизинг» узнало об отсутствии лицензии только согласно письму департамента юстиции Алматинской области от 06.04.2011 года. В письме на запрос АО содержался ответ, что на момент проведения оценки и составления отчетов у ТОО «Азиатская экспертная компания» действие лицензии было прекращено. Но, по моему мнению, при этом сам факт того, когда АО «Халык-Лизинг» узнало об отсутствии лицензии у оценщика, не имеет значения для правового анализа незаконности оценки, произведенной без наличия необходимой в этих случаях лицензии. Поэтому утверждение, что факт отсутствия лицензии мог быть известен истцу, не имеет отношения к предмету иска о признании отчетов об оценке недействительными.

Валерий Жакенов, напоминая, что важной задачей гражданского судопроизводства является укрепление законности и правопорядка и предупреждение правонарушений, считает, что «в свете вышесказанного о ничтожности сделок без лицензии, то это не просто существенный факт, имеющий важное значение исключительно для заявителя (АО «Халык-Лизинг»), а это факт, имеющий важнейшее значение для всей системы гражданского законодательства Республики Казахстан. Поскольку надзорная судебная коллегия Верховного суда РК «установила» новое правило, что теперь в Казахстане можно осуществлять любую деятельность без получения лицензии. Таким образом, отказав истцу, высшая судебная инстанция РК в лице надзорной судебной коллегии просто проигнорировала эту свою важнейшую задачу, создав опасный прецедент по пересмотру важнейших законов Казахстана».

– Эти факты уже имели место в момент рассмотрения и разрешения дела, но не были и не могли быть известны заявителю на момент рассмотрения дела в суде, – поясняет юрист. – Решение или определение было вынесено без учета этих юридических фактов. Если бы указанные факты были известны суду, разбирающему дело, то с учетом их по делу было бы вынесено совершенно иное решение.

Следовательно, установление юридического факта – проведения оценщиком оценки имущества банкрота без соответствующей лицензии – является вновь открывшимся обстоятельством, поскольку данный факт существовал в момент рассмотрения дела, но не был и не мог быть известен заявителю, это, во-первых. Во-вторых, осуществление оценщиком оценки имущества банкрота без соответствующей лицензии является существенным для дела обстоятельством. Поскольку оценка является лицензируемым видом деятельности, и оценщик привлечен конкурсным управляющим для оценки конкурсной массы банкрота в целях ее реализации на торгах.

Таким образом, по результатам рассмотрения спора об обжаловании отчетов об оценке, которые были составлены без соответствующей лицензии, такие отчеты должны признаваться недействительными.

Я оставляю в стороне вопрос, мог ли «Халык-Лизинг» знать об отсутствии лицензии у оценщика. Для меня в данном случае более важно, что соответствующие судебные инстанции государства проигнорировали свою важнейшую задачу по укреплению законности и правопорядка и предупреждению правонарушений, что привело к оправданию сделки без наличия лицензии, которая по своей природе является ничтожной, а, следовательно, изначально недействительной.

…А потому можно согласиться с тем, что перспективы пересмотра дела, безусловно, есть. И, вероятно, они выше, чем перспективы возврата долгов канувшим в Лету банкротом.

Но в данном случае истина и верховенство закона дороже денег.

Казахстанская правда